На главную

ахаха, Володин, ахаха

Мы тут в ФБК надрываем животики от смеха. Приглашаем и вас.

Володин ОТВЕТИЛ на наше расследование о квартире его 82-летней матери. Напоминаем, пенсионерка из Саратова приобрела себе четырехсотметровые апартаменты в элитном жилом комплексе в Москве. Оценочная стоимость —230 миллионов рублей. Видео можете пересмотреть тут.

Давайте ознакомимся:

Краткое содержание: тогда 72-летняя мама высочайшего чиновника Единой России всегда была долларовой мультимиллионершей и КУПИЛА КВАРТИРУ НА СВОИ ДЕНЬГИ.

Давайте прочувствуем это вместе. 1999-й год, лихие, простите, 90-е. Как нам рассказывают сейчас из телевизора — на улицах стрельба, разрушенные здания, нищие худые старики просят милостыню у метро. И тогда УЖЕ пенсионерка-мама Володина хранила в своем инвест-портфолио акции перспективного масло-жирового комбината.

И уже через 7 лет пенсионерка продает свою долю и становится долларовой миллионершей и покупает в том числе четырехсотметровые апартаменты в центре Москвы.

Аха-ха-ха, Вячеслав Викторович.

Ладно, это все лирика. Давайте по фактам.

Из скриншота выше мы видим, что сам Володин оценил свою (и мамину) выручку от продажи пакета акций в 200 миллионов долларов. То есть по 100 миллионов на нос.

Однако не кто-нибудь, а государственное информационное агенство ТАСС всего лишь год назад сообщало нам совершенно другие цифры. Называлась сумма сделки 592,4 миллиона рублей. Это по старому курсу — 24,1 миллиона долларов. То есть в 4 раза меньше, чем сегодня Володин утверждает.

Скажем вам больше. Тогдашний начальник АНТИКОРРУПЦИОННОГО УПРАВЛЕНИЯ Кремля Олег Плохой сам лично рассказывал нам о доходе Володина как раз после этой сделки. Смотрим скриншот:

И снова 592 миллиона. И это не просто нашептал источник, а аж глава надзорного ведомства проверил и утвердил.

Классно, да? Когда Володину надо — у него доход от акций 24 миллиона долларов. Когда ими уже сложно объяснить его необъятные активы — напишите 100 миллионов, в чем проблема.

А вот еще вам небольшой штрих к портрету мамы Володина. Переносимся в 2002, и поможет нам это сделать интервью мамы Володина газете «Земское обозрение». Держите в уме, что человек, который дает это интервью, совсем скоро станет обладателем состояния в 100 миллионов долларов (половина общей доли с самим Володиным).

Сначала об интерьере ее жилья:

Квартира оказалась самой что ни на есть обыкновенной — с салфеточками на этажерках, со шкафом, забитым книгами, с картиной, изображающей хлебную буханку, с домашним печевом и уютно мурлыкающим чайником на плите.

Салфеточки на этажерке (надеемся, на телевизоре тоже есть!), печеньки, постер с буханкой. Наверняка там есть ковер или гобелен, в общем, все мы прекрасно знаем, о чем речь.

Теперь по образу жизни:

Со старушками у подъезда я такая же, как и все остальные, в автобусе, в трамвае, в магазине я ничем не отличаюсь от других — у меня нет ни льгот, ни привилегий.

Все мы знаем эти лавочки. Сидит несколько старушек в платочках, сплетничают, и у одной из них на сберкнижке 2,5 миллиарда рублей.

У нас остался один вопрос. В заметке Дождя было сказано, что Володин рассказал эту чудо-историю про маму «журналистам». То есть какая-то встреча была, очевидно, какой-то разговор... Журналисты-то почему не спросили на месте? Истории с жирокомбинатом миллион лет, все цифры гуглятся, все старые заметки не удалены. Просто невозможно не заметить, что все это объяснение шито белыми нитками, вы чего не спросили-то?

А пока Володина не будут спрашивать, пока Володину уважительно кивают и благодарят — он и будет врать как сивый мерин. И через пять лет, вот увидите, может оказаться, что за долю в жирокомбинате он получил миллиард долларов. Или два. И именно на эти «давно и честно заработанные деньги» он купил себе новую яхту, самолет или виноградник.

comments powered by HyperComments