На главную

Всем надо начать новый год с чтения чего-то умного. Я нашёл, что вам стоит почитать

Вот вам самое интересное, что стоит почитать в 2019 году. Самое полезное чтение, что вышло с начала года.

Большое интервью Сергея Гуриева «Ведомостям». Гуриев говорит точно и просто. Безо всякого специального птичьего языка экономистов. Поэтому чтение для широкого круга лиц, и прямо очень рекомендую.

А лично мне особенно приятно, что выход этого интервью совпал с такой новостью:

В Госдуме поддержали идею повышения МРОТ до 25 тысяч рублей

Расширение потребительской корзины и доведение МРОТ до 25 тысяч рублей — это идея, заслуживающая реализации, — считает руководитель комитета Госдумы по труду и соцполитике Ярослав Нилов.

Такова реакция депутата на предложение председателя Федерации независимых профсоюзов России Михаила Шмакова пересмотреть состав потребительской корзины, включив в нее гораздо больше товаров и услуг, чем сейчас, и довести их стоимость до 25 тысяч рублей.

Ярослав Нилов выразил согласие с такой позицией, уточнив, что сейчас на рассмотрении в думском комитете по труду и социальной политике находится несколько законопроектов об изменениях в структуре расчета потребительской корзины, но пока ни один из них не поддерживается правительством. В свою очередь в Минтруде сформирована рабочая группа, которая тоже пытается найти ответ на вопрос об увеличении стоимости или изменении структуры потребительской корзины.
https://rg.ru/2019/01/07/v-go...

Вы же помните, какой кандидат в президенты выдвигал повышение МРОТ до 25 тысяч рублей в качестве одного из главных пунктов программы?

Вот это политика и настоящий политический процесс. Реальные последствия кампании, несмотря на то, что до бюллетеня меня не пустили.

Мы выдвинули предложение и защитили его в ходе многократных дебатов и обсуждений со всеми провластными и оппозиционными «борцами с популистами», доказывавшими нам, что Россия должна оставаться в диком олигархическом капитализме, где регулируется цена на всё: от электричества до проезда в маршрутке, но вот только минимальную цену на труд работающего человека устанавливать нельзя. Нищета работяги — залог развития.

Мы изменили общественное мнение. Месяцы работы десятков тысяч волонтёров нашего штаба сделали повышение МРОТ таким пунктом политической повестки, который игнорировать больше нельзя.

Вот теперь «Единая Россия» и подконтрольные ей шмаковские профсоюзы делают вид, что это они лоббируют эту идею, хотя весь 2018-й год они верещали, что такое невозможно и вредно.

Это очень здорово. Но как же это связано с интервью Сергея Гуриева?

А очень просто. Там есть довольно большой раздел, где его спрашивают о моей программе и «популизме», и то, что он говорит, стоит внимательно почитать.

– Можно ли было сейчас не повышать пенсионный возраст?

– Можно не повышать пенсионный возраст людей, которые выйдут на пенсию в ближайшие 10–15 лет. Безусловно.

– И это не приведет к разбалансировке бюджетной пенсионной системы?

– Есть ФНБ, который будет продолжать пополняться: в ближайшие три года в нем может накапливаться около 2 трлн руб. в год. Уже сейчас там лежит около 5% ВВП. Можно занять денег, можно сократить расходы на оборону, чиновников, можно приватизировать. В конце концов, можно обсудить предложения оппозиции. Вот есть программа Алексея Навального, где написано: если вы хотите повысить зарплату учителям или врачам на столько-то триллионов рублей, нужно найти эти триллионы здесь, здесь и здесь.

На вопрос, который вы мне задали, отвечает само правительство: повышение пенсионного возраста в ближайшие годы не приведет к существенной экономии для бюджета.

– Многие упрекали Навального за популизм его предвыборной программы. Вам она казалась реальной?

– В экономической и политической науке термин «популизм» сегодня переосмысливается. Раньше он относился к левым латиноамериканским политикам и трактовался как программа, основанная на популярных, но невыполнимых обещаниях — тех, на которые нет денег. Сейчас популизм определяется по-новому. Популисты — люди, которые пытаются противопоставить народ коррумпированной элите. Которые говорят: «Я ставлю во главу угла народ, а элита коррумпирована и неподотчетна». Многие политологи определяют популизм именно так. С этой точки зрения Навальный чем-то похож на современных популистов. Хотя есть и ключевая разница: он, конечно, в отличие от сегодняшних популистов не выступает за демонтаж политических сдержек и противовесов, например независимых судов, СМИ, регуляторов, центральных банков.

Если мы вернемся к экономическому определению популизма, то есть ли в программе Навального средства на выполнение обещаний? Вроде бы да. Там написано: при том же самом темпе экономического роста если мы сократим коррупцию, то наберем столько-то триллионов, если сократим оборонные расходы — столько-то и потратить их мы можем так-то и так-то. В этом смысле программа не является нереалистичной. Обвиняет Навальный правящую элиту в коррупции? Мне кажется, это корень программы Навального. Это я говорю как исследователь популизма, прочитавший эту программу.

– Как исследователь или как один из авторов?

– Как исследователь популизма.

Интервью на сайте газеты под замком, поэтому ниже читайте полный текст прямо у меня в блоге:

Главный экономист ЕБРР: «Россия более коррумпированна, чем можно было ожидать»

Сергей Гуриев о главных проблемах российской экономики, несправедливости пенсионной реформы и программе Алексея Навального.

Сергей Гуриев уехал из России во Францию весной 2013 г. после обысков в возглавляемой им тогда Российской экономической школе. Гуриев проходил свидетелем по так называемому делу экспертов: правоохранительные органы подозревали авторов заказанной президентским советом по правам человека экспертизы второго дела ЮКОСа в получении денег от бывших акционеров нефтяной компании. Эксперты пришли к выводу, что оснований для вторых сроков Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву не было.

Весной 2015 г. правоохранительные органы сообщили, что претензий к авторам экспертизы у них нет, и даже президент Владимир Путин через несколько месяцев заявил, что Гуриев может вернуться в Россию. Однако Гуриев приехал только год спустя и уже в статусе главного экономиста Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР). Именно приехал, а не вернулся.

Не планирует возвращаться в Россию он и после завершения в августе 2019 г. контракта с банком. По словам Гуриева, претендовать снова на должность главного экономиста он не стал по двум причинам: во-первых, банку нужны новые люди с новыми идеями, во-вторых, стало физически сложно работать из-за большого количества командировок. После ухода из ЕБРР Гуриев намерен сосредоточиться на преподавательской работе в парижском университете Sciences Po, куда устроился сразу после отъезда из России.

«В России серьезные проблемы с инвестиционным климатом»

– ЕБРР создавался для содействия переходу стран Центральной и Восточной Европы и СНГ к рыночной экономике. Три года назад вас назначили главным экономистом ЕБРР. Какой путь за это время прошла Россия?

– Сначала напомню, что за время моей работы в ЕБРР и при моем участии изменилась методология оценки прогресса cтран, где работает ЕБРР, на пути к рыночной экономике. Теперь она включает шесть измерений. Это развитие конкуренции; качество государственного и корпоративного управления; инклюзивность, т. е. равенство возможностей; экологическая устойчивость; устойчивость к внешним шокам, и в первую очередь устойчивость финансовых рынков; интегрированность рынков, включая интегрированность национальной экономики в мировую.

С точки зрения устойчивости финансовых рынков Россия прошла серьезный путь: построила систему инфляционного таргетирования, гибкого курса рубля, и продемонстрировала, что не так сильно зависит от внешних шоков. Это важный показатель. Но по остальным пяти пунктам нет большого прогресса. Развитие инфраструктуры внутри страны оставляет желать лучшего, а интегрированность в глобальную экономику резко ухудшилась. По экологической устойчивости прогресса точно нет. Конкуренция, развитие частного сектора, приватизация, борьба с монополиями — существенный регресс. По равенству возможностей Россия не худший пример, но и не лучший. По-прежнему есть большие проблемы с доступом к экономическим возможностям у людей, которые родились в маленьких городах или в сельской местности. Качество государственного управления также ухудшилось за последние 15 лет. В первые годы правления Владимира Путина были улучшения, но в последнее время Россия остается страной с низким качеством государственных институтов и высоким уровнем коррупции. Это иллюстрируется притоком и оттоком инвестиций. Инвесторы голосуют ногами; считают, что в России есть серьезные проблемы с инвестиционным климатом.

– Когда вы говорите про ухудшение госуправления, то с каким периодом сравниваете?

– Например, с 2003 г. Если вы посмотрите на разные показатели качества госуправления, то за последние 15 лет оно ухудшилось, при этом последние 5–10 лет ничего не меняется, показатели очень низкие. Россия гораздо более коррумпирована, чем можно было ожидать, учитывая ее уровень развития и тем более уровень образования.

– По каким параметрам ЕБРР замеряет уровень коррупции?

– Так как мы изменили методологию, лучше всего смотреть на показатели Worldwide Governance Indicators (WGI), которые мы также используем и которые существуют в сопоставимом формате с 1996 г. Этот проект агрегирует данные всех существующих опросов граждан, экспертов и инвесторов по теме госуправления. В WGI качество государственных институтов оценивается по шести параметрам, но с экономической точки зрения важны только четыре: эффективность правительства, качество регулирования, верховенство права, контроль над коррупцией. По этим направлениям Россия существенно отстает от стран с сопоставимым уровнем дохода.

Читать дальше
comments powered by HyperComments