На главную

Самый страшный экстремист

Это Лилия Чанышева.

Лилия живет в Уфе, и очень любит свой родной Башкортостан. Вот она на дне республики, танцует в национальном костюме.

Она любит кататься на лыжах и гулять. Играет в футбол и волейбол. Любит хоккей и болеет за родной «Салават Юлаев».

Недавно Лилия вышла замуж.

Обычная молодая женщина. Работает, отдыхает, ходит в походы и в театр, ездит в отпуск. Живет совершенно нормальной жизнью.

А это Путин. И он ненавидит Лилию.

Он считает, что она враг, предательница, преступница и должна сидеть в тюрьме. И не год, не два, а десять лет.

Вы скажете: такая приятная девушка, что она такого сделала? Какие еще 10 лет?!

А дело в том, что Лилия Чанышева — политик. Это ее работа. 4 года она была координатором штаба Навального в Уфе.

Делала расследования, выступала на митингах, публично критиковала чиновников. У нее есть своя политическая программа, с которой она шла на конкурс сити-менеджера Уфы.

9 ноября к ней в квартиру вломилась полиция.

Провели обыск, увезли Лилию на допрос. С допроса она не вышла — ее прямо там задержали на 48 часов до суда. Обвинение — создание экстремистского сообщества.

10 ноября суд отправил Лилию в СИЗО. Сейчас она единственный человек, арестованный в связи с признанием ФБК экстремистской организацией. То есть самая опасная преступница. Прямо сейчас даже опаснее Навального — ему обвинение еще не предъявлено.

Лилия пришла к нам работать в 2017 году, когда мы только открыли штаб в Уфе. Мы тогда впервые разворачивали такую огромную региональную сеть и было неясно, как вообще мы наладим эту работу, легко ли будет искать людей. А Лилия до этого работала в Делойте — крупнейшей аудиторской компании, входящей в большую четверку. Там у нее была хорошая зарплата, страховка, прекрасные перспективы: могла бы стать главой офиса, переехать на повышение в Москву. Жизнь была стабильна и предсказуема. Но Лилия решила уволиться из Делойта и работать у нас, даже несмотря на то, что мы могли платить ей в 3 раза меньше. Потому что она прямо по-настоящему хотела заниматься политикой.

За 4 года, которые прошли с открытия штабов, везде были какие-то перестановки, люди приходили и уходили. Но Лилия все эти годы была координатором штаба в Уфе. Более того, под ее руководством уфимский штаб был одним из лучших.

Когда президентская кампания закончилась, работа штабов изменилась — они сосредоточились на своих регионах, местных коррупционерах. И вот окончательно стало ясно, что Лилия — идеальный политик. Она не просто менеджер, который хорошо выполняет административные функции, она по-настоящему горит работой, умеет ее делать и она ничего не боится.

Лилия организовывала митинги. Лилия защищала Куштау. Лилия несколько раз пыталась участвовать в выборах, но до них ее не допускали. Она делала расследования против башкирских чиновников и главное — местного губернатора Хабирова. Она возглавляла наблюдение на выборах в Новосибирске в 2020 году — именно тогда с помощью Умного голосования нам удалось провести в местный парламент координатора нашего новосибирского штаба, Сергея Бойко.

И, разумеется, чем больше Лилия делала, тем больше усиливалось давление на нее. Суд обязывал ее выплачивать колоссальные штрафы за организацию митингов. Несколько раз она сидела в спецприемнике. Ей повредили машину, облив краской. В 2019 году она пришла на публичные слушания по проекту бюджета Башкортостана, чтобы выступить там с его критикой, — и ее выдворили из здания Госсобрания силой.

И ничего из этого Лилию не испугало.

Когда весной против ФБК завели дело об экстремизме, мы закрыли нашу региональную сеть. Заранее, до суда, чтобы обезопасить людей, которые раньше у нас работали. Для Лилии это стало большим ударом, потому что ей, по сути, нужно было отказываться от дела, которое она любила больше всего, и начинать новую жизнь.

Она попыталась. В апреле Лилия вышла замуж. Они с мужем твердо решили не уезжать из России. Лилия занялась плетением макраме на заказ. Они планировали завести ребенка.

Но Путин не дал ей начать новую жизнь. К ней ворвались с обыском, увезли на допрос, задержали до суда, а суд отправил ее в СИЗО как экстремистку.

На суде Лилия сообщила, что, вероятно, беременна. Срок маленький — 14 дней — и она не успела еще пройти обследование. А тюремные медики, конечно, ничего не устанавливали.

Просто представьте. 4 года человек работает совершенно официально. Снимает офис в центре Уфы. Платит налоги. ФБК и штабы каждый год подают в Минюст отчет как некоммерческая организация. Ни у кого нет вопросов. А потом суд внезапно объявляет эту работу экстремистской. Это безумие, но ЛАДНО. Закон ведь не имеет обратной силы. С июня работа на Навального — экстремизм, но до этого она ведь была совершенно легальна. Как в принципе человека можно посадить постфактум за его работу, к которой на протяжении 4 лет не было никаких претензий? Оказалось, можно. И из всех посадили именно Лилию — за то, что она храбрая, честная и непримиримая.

В первый раз Лилию арестовали на 5 суток за митинги 28 января 2018 года. И это казалось просто немыслимо — женщину за митинг под арест! Тогда аресты вообще еще казались чем-то экстраординарным, даже к судам над Алексеем еще не привыкли. А тут интеллигентная девушка-аудитор — и в спецприемник.

Потом многое вошло в норму. Административные аресты вошли в норму. Домашние аресты. Мы видели, что ничего не стоит развернуть самолет и посадить человека.

Но вот прямо сейчас на наших глазах пытаются сделать нормой очередной кошмар. Мы прямо в эпицентре этого. От нас зависит, станет ли это обыденностью. Если мы сейчас спокойно проглотим, что Лилию Чанышеву обвинили в экстремизме и посадили за ее официальную работу, то они пойдут дальше. И завтра с любым из нас может произойти что угодно.

Это, правда, очень важно осознать. На наших глазах молодую женщину суд отправил в СИЗО. На это заседание пустили журналистов — но не пустили ее мужа. Просто так. Решение об аресте судья «принимал» 20 минут — этого бы ему не хватило даже на то, чтобы под диктовку напечатать решение на компьютере.

Мы видели много политических процессов, но до этого Кремль пытался как-то замаскировать обвинение. Мол, мы вас не за политику сажаем, а за мошенничество. Но тут они уже прямо сказали: мы посадим Лилию Чанышеву за то, что она занималась политикой, обвиняла чиновников в коррупции, находила этому доказательства, организовывала митинги. Мы посадим ее за то, что она хотела честных выборов, нормальных зарплат и справедливости. Мы посадим ее за то, что она не захотела уезжать. Мы посадим ее в назидание всем, чтобы вы сидели тихо и не смели пикнуть, пока мы и дальше будем вас грабить.

Лилии по обвинению в экстремизме грозит 10 лет. Путин может одним движением сломать жизнь ей и ее родным. Но совершенно точно мы можем этому помешать. Мы должны этому помешать. Это не просто какой-то очередной арест, которых теперь стало так много. Это новая ступенька на пути к тому, чтобы уничтожить всех. Чтобы в России остались только чиновники, которые воруют, и нищие, бесправные люди, которые научились только молча выживать и не видят никакой надежды. Если мы сейчас будем стоять в стороне и молчать, то это станет нашим будущим.

Поэтому самое важное, что нужно сейчас сделать. О Лилии нужно говорить как можно больше. Нужно рассказывать всем, чем она занималась, в чем ее обвиняют и почему. Это история в самом деле абсолютно немыслимая, исключительная. Но большинство просто о ней не узнает, если вы им не расскажете. Не хотите объяснять сами — просто пошлите этот ролик. Повесьте его в соцсетях.

Чем больше мы будем об этом говорить, тем больше шансов, что следующие 10 лет Лилия не проведет в тюрьме. Что ее жизнь, жизнь ее мужа и ее родителей не превратится в ад. Но и что наша собственная жизнь не превратиться. Мы не можем допустить такое.

comments powered by HyperComments