На главную

Элла Александровна, это фиаско

Легитимность — очень непростая штука: ее не измерить никак, а от нее очень многое зависит.

Как сообщает Википедия, «легитимность — согласие народа с властью, его добровольное признание за ней права принимать обязательные решения». Откуда она берется? Из выборов. И даже не из самих выборов, а из их восприятия людьми. «Почему мы слушаемся министра или губернатора, хотя мы их знать не знаем, а если и знаем — то справедливо считаем жуликами и ворами? Потому их Путин назначил. А за Путина, как ни крути, люди голосовали» — вот примерно такой мысленный диалог в последние несколько лет был типичен для оппозиционно настроенного обывателя. И во многом это было справедливо. Если, скажем, даже посмотреть на знаменитые графики Шпилькина по выборам в Госдуму в 2016 году и по выборам президента в 2018 году, там видны огромные фальсификации (по 10-12 миллионов голосов вброшено в пользу «Единой России» и Путина), но при этом и еще кое-что видно: если бы не было всех этих фальсификаций, ЕР и Путин все равно победили бы. Их победы не были бы такими разгромными и внушительными, это хуже смотрелось бы с пропагандистской точки зрения, но, тем не менее, большая часть избирателей, которые пришли на участки и которые отдали голоса, тогда поддерживали власть.

Это больше не так — и это и есть главный политический итог выборов в Госдуму в 2021 году. Объем фальсификаций вырос не так существенно (14 миллионов вброшенных голосов — ужасно, если вдуматься, но не настолько хуже, чем три или пять лет назад), а вот ценность их выросла несоизмеримо. Потому что без фальсификаций на этот раз Единая Россия проваливалась с треском, набирая менее трети голосов по партийным спискам и проигрывая порядка 70-80 одномандатных округов, то есть теряя даже простое (а не только конституционное) большинство в Госдуме. Умное голосование в сентябре 2021 года одержало большую политическую победу.

Понимали ли мы, что фальсификации будут? Конечно, ну мы же не с Марса свалились. Но мы ожидали, что, благодаря Умному голосованию, Кремлю придется пойти на такие существенные и заметные фальсификации, что это значительно подорвет легитимность власти. Что украсть выборы не получится незаметно. Удалось ли нам это? Вот чтобы понять, как российское общество на самом деле воспринимает итоги выборов в Госдуму, мы и провели по горячим следам, почти после выборов, очередной телефонный опрос российских избирателей (по репрезентативной выборке в 1000 человек). Давайте вместе посмотрим на результаты этого опроса.

На первом слайде — ничего удивительного. Ну или все удивительно, тут уж как посмотреть. Самый простой вопрос мы спросили: «дорогой избиратель, как ты проголосовал?». Вопрос задавался через 1-2 недели после тех самых выборов, на которых, по официальным данным Центризбиркома, «Единая Россия» одержала уверенную победу, набрав 49,8% голосов. Но вот незадача: почему-то в телефонном опросе факт голосования за Единую Россию подтвердил лишь 31% респондентов. Поразительное расхождение с официальными данными ЦИК… поразительное совпадение с результатами математического моделирования, отбрасывающими фальсификации. Однако, по все тем же данным Шпилькина получалось, что за КПРФ проголосовало в действительности почти столько же избирателей, сколько за ЕР, а у нас на слайде — большой разрыв. КПРФ вторая, с 19% голосов. Почему так? Смотрим дальше и видим: целых 22% респондентов, принявших участие в выборах, отказываются по телефону сказать, как они проголосовали. То есть боятся.

Это большая новость: мы не первый год делаем послевыборные опросы для того, чтобы проверить официальные результаты и получить реальную картину произошедшего, но такое видим впервые. Страх. Каждый пятый избиратель — из тех, что уже согласились поговорить по телефону с социологом и ответили положительно на вопрос об участии в выборах, — не решился сказать о том, какой он сделал выбор. Такого не было никогда.

И объяснение может быть тут только одно: люди боятся. Боятся, потому что ожидают репрессий за «неправильный» ответ. И, конечно, это значит, что внутри этих 22% «сидит» протестное голосование: можно смело предполагать, что почти все эти люди проголосовали не за «Единую Россию», но вряд ли можно что-то уверенно сказать о том, в какой пропорции голоса этих «респондентов-отказников» распределились в реальности между другими партиями. Ясно одно: реальный результат КПРФ, ЛДПР, СРЗП и «Новых Людей» был выше, чем показано на нашем слайде. И, кстати, обратите внимание — вероятно, «Новые люди» в реальности заняли третье(!) место. Так было почти повсеместно в тех регионах Дальнего Востока и Сибири, которые традиционно в наименьшей степени затронуты фальсификациями, — а наш опрос показал, что, видимо, так было и по всей России.

Для контроля мы еще задавали вопрос о голосовании по одномандатным округам: здесь картинка в целом получается такая же, а результат «Единой России» даже еще меньше.

Ну а теперь о главном: о легитимности власти после этих выборов, об их восприятии избирателями.

Четверть опрошенных говорят, что «недовольны» результатами выборов, а в целом 37% россиян «скорее недовольны или недовольны», в то время как 47% «довольны или скорее довольны». Как-то не наблюдается всенародного единения и ликования. Более того, общий процент довольных результатами выборов — меньше, чем, по официальным данным, получила «Единая Россия». То есть, получается, многие люди (по данным ЦИК) за ЕР голосовали, но при этом не рады победе своей партии… Странно!

Но еще более наглядную картину произошедшего мы видим, когда задаем нашим респондентам прямой вопрос об их оценке честности выборов:

И этот вопрос мы задаем уже много лет каждый раз после крупных выборов. И такого мы не видели никогда. Если совсем коротко, то, Элла Александровна, это фиаско. Вы провалили всё, вас Кириенко с Путиным погонят без выходного пособия. Сколько миллиардов рублей, сколько пропагандистских уловок и ужимок вы вложили в то, чтобы объяснить россиянам, что у нас самые честные, демократичные и замечательные выборы в мире, — а россияне вам не поверили. У вас не получилось. Половина российских избирателей полагает, что официальные результаты выборов не отражают реального мнения граждан — и лишь треть верит в честность выборов и подсчета голосов. Вариант «не отражают», победивший с огромным отрывом, набравший 39% ответов — это те люди, которые понимают, что выборы абсолютно нарисованные. И таких вдвое больше, чем 18%, верящих в честность выборов без тени сомнения.

Издевательство над выборами, борьба с «Умным голосованием», стремление во что бы то ни стало нарисовать «Единой России» красивый результат — все это обошлось Путину слишком дорого. По легитимности российской власти нанесен серьезный удар; после 19 сентября 2021 года большинство россиян знает, что ими правит парламент, который они не выбирали; что депутаты — это воры, укравшие мандаты. Это важное, переломное изменение в общественном мнении, которое будет иметь долгоиграющие последствия; они не обязательно проявятся сразу, но рано или поздно проявятся.

Пока ничего особенного в политической жизни страны не происходит, ситуация может казаться стабильной. Но рано или поздно любая власть в любой стране сталкивается с кризисами, в рамках которых ей приходится принимать непопулярные решения; и вот тут-то легитимность начинает играть огромную роль. Власть, лишившаяся легитимности, оказывается колоссом на глиняных ногах: люди попросту отказываются принимать непопулярные решения из рук такой власти. И любой кризис может стать поэтому переломным моментом.

comments powered by HyperComments