На главную

Хотят ли русские войны?

Вопрос о том, поддерживают ли россияне преступную войну, которую Путин на ровном месте развязал против Украины, имеет огромное политическое значение. Он во многом будет определять место России в истории XXI века. Одно дело — если Путин убивал мирных граждан Украины и разрушал инфраструктуру при полной поддержке и одобрении российских граждан — в этом нас пытаются убедить и провластные социологические центры, и совсем другое — если его кровавая авантюра не основана на поддержке общества. Ответ на этот вопрос важен и с практической точки зрения: стоит ли пытаться организовать протест против войны? Можно ли надеяться, что давление на Путина внутри России сможет заставить его свернуть агрессию?

Но как это измерить? Стандартный инструмент социологической службы ФБК — классические телефонные опросы по репрезентативной выборке. Это достаточно надежный инструмент исследования общественного мнения (нас он никогда не подводил, скажем, во время избирательных кампаний), но он требует времени. Опрос длится неделю — в военное время за неделю меняется слишком многое. И, кроме того, готовность людей говорить по телефону, тем более говорить искренне, постоянно снижается в России, а уж во время войны, когда власть пугает уголовными сроками за «неправильное» мнение — и подавно.

Поэтому мы решились на новый для нас подход: мы провели серию из четырех очень коротких и быстрых интернет-опросов. В каждом из этих опросов приняло участие по 700 интернет-пользователей из Москвы; выборка была квотирована по полу и возрасту. Полученные данные, как нам кажется, представляют огромный интерес. Посмотрите сами:

Мы видим здесь быстрое изменение оценки роли России в войне. Почти вдвое выросла доля тех, кто считает Россию агрессором; вдвое сократилась доля тех, кто считает Россию «миротворцем».

Хотя многие респонденты все еще склонны винить «Запад» в войне, доля тех, кто возлагает вину на Украину, снизилась вдвое, а доля тех, кто считает виноватой Россию, выросла с 14 до 36 процентных пунктов, то есть в 2,5 раза.

За первую неделю войны существенно выросло и число тех, кто полагает, что российскую экономику ждет катастрофа. А тех, кто верил, что обойдется без последствий, и в первый день войны было мало, а через неделю стало еще втрое меньше.

Чтобы анализировать эти данные, надо сделать серьезное методологическое пояснение. Как мы уже поясняли, это не опрос всех россиян — это опрос только москвичей, только в интернете и только тех, кто сам согласился его пройти, кликнув на соответствующую анкету. Мы не знаем и даже не можем разумно предполагать, как соотносятся эти цифры с генеральной совокупностью всех россиян; в мирное время мы бы не стали делать такой опрос, потому что его результаты не имеют большого практического смысла. Но, повторяя опрос четыре раза за короткое время по одинаковому методу, мы зато получили уникальную возможность посмотреть на динамику общественных настроений. Другими словами: вот если первый слайд показывает, что доля участников нашего опроса, которые (справедливо) считают Россию агрессором выросла вдвое, с 29% до 53%, то это отнюдь не дает нам право сказать, что так теперь считает большинство россиян. Однако это очень заметная динамика, и мы вправе считать, что похожие изменения происходят и в других слоях общества. (Тут еще можно заметить, что в Москве доля проникновения интернета сильно выше 80%, так что интернет-опрос москвичей мало отличается от телефонного опроса москвичей; и что на выборах в Госдуму рейтинги партий в Москве и в целом по стране отличались значительно меньше, чем в предыдущие годы).

Поэтому, сделав все необходимые оговорки о недостаточной точности методов нашего исследования, мы все же можем сделать важные выводы.

1. Никогда за все время работы социологической службы ФБК мы не видели такой динамики общественного мнения. В течение нескольких дней войны настроения россиян претерпели кардинальные изменения.

2. Вектор этих изменений выглядит совершенно однозначно: до людей начинает стремительно доходить, кто виноват в развязанной войне, зачем она ведется и чем закончится.

3. Безусловно, в Кремле тоже не могут не видеть этой динамики; отсюда нервозность и отчаянно стремление завершить войну как можно быстрее.

4. Антивоенные настроения в обществе будут только нарастать, антивоенный протест нельзя сворачивать.

5. Люди готовы менять свою позицию. Но надо разговаривать с ними и доносить правду о войне.

Ну и вот ответ на вопрос, вынесенный в заголовок поста: нет, не хотят. Даже среди тех, кто одурманен пропагандой, кто верит в бредни про «нацистов и наркоманов»; даже среди тех, кто поддерживает Путина, — у большинства нет никаких кровавых клыков, большинство за переговоры, за мир, за прекращение братоубийственной войны.

Первичные данные можно скачать тут.

comments powered by HyperComments